Европейский университет в Санкт-Петербурге
Карта сайта Поиск English
 
Университет Новости Прием Обучение Факультеты и центры Проекты Научная жизнь Библиотека


Выше уровнем

 

ФЕНОМЕН

ЦЕРКОВЬ КАК КОММЕРЧЕСКОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ

 

 

Сергей Штырков, кандидат исторических наук, выпускник и преподаватель факультета этнологии ЕУСПб

Фото Светланы Николаевой
 



 

 

 

В 1967 году в США вышла в свет книга Питера Бергера «Священный покров: элементы социологической теории религии» (в том же году она вышла в Великобритании под другим названием – «Социальная реальность религии»). В этой книге среди прочего Бергер предложил свое понимание механизма секуляризации современного общества. Основные выводы Бергера имеют для нашего рассуждения косвенное значение, но важны некоторые методологические "девайсы", которые выработал Бергер для своего анализа:

1. Описывая плюралистичное общество, в котором различные религиозные институции не могут рассчитывать на монополию в сфере своей деятельности, Бергер использовал развернутую концептуальную метафору «рынка религиозных услуг». Участники этого рынка – религиозные организации, своего рода предприятия – вступают в отношения конкуренции друг с другом, используя такие механизмы, как картелизация и реклама. Эта метафора оказалось очень привлекательной и широко используется в социологических исследованиях религии. Ее взяли в качестве основного методологического приема сторонники так называемой «теории религиозной экономики» (см., например, работы Родни Старка и его коллег), и не только они.

2. По замечанию Бергера, в современной ситуации плюралистичного общества, предлагая свое определение реальности, религиозные организации вынуждены конкурировать не только между собой, но и с различными нерелигиозными соперниками – организованными (светский политический национализм) или нет (современная система ценностей индивидуализма).

Опираясь на эти положения, попытаемся определить наши предпосылки. В основе нашего исследования лежит следующее допущение. Любая социальная институция (компания, политическая партия, религиозная организация) заинтересована в аккумулировании материальных и символических ресурсов для обеспечения и расширения своей деятельности и поддержания и укрепления своей легитимности.

Очевидно, что в определенных обществах существуют такие аспекты социальной жизни, в которых действующие там институции обладают своего рода «естественной монополией» на «предпринимательскую деятельность» в своей области. Однако существовали и существуют общества, в которых необходимость деятельности данной институции, а также ее право осуществлять подобную деятельность оспаривается значительной частью общества, пусть даже пассивно, через избегание посещений тех сегментов социального поля, в котором эта институция стремиться функционировать или, по возможности, доминировать. В этих условиях она вынуждена предпринимать специальные шаги, чтобы показать, что значительная часть общества имеет «естественную» потребность в пребывании на том поле, в котором действует данная институция, что данная институция эффективна в своей деятельности (причем эффективность деятельности определяется спецификой этой институции) и что значительная часть населения поддерживает институцию в ее деятельности.

Другими словами, институция, ощущающая перспективу потери своей функциональности и легитимности и стремящаяся сохранить и даже расширить свой доступ к ресурсам, нуждается в проведении «рекламной» компании.

«Конкуренция» и «реклама» в контексте религиозной жизни

Представим себе коммерческую фирму, производящую какой-то товар или оказывающую определенные услуги. Сотрудники такой компании знают, что у нее существуют конкуренты (хотя порой делают вид, что эти конкуренты производят совершенно другой продукт, то есть конкурентами не являются). Сотрудники фирмы, кроме того, знают, что в определенных общественных кругах распространено мнение, согласно которому продукт этой фирмы устарел и не нужен современному человеку. При этом фирма не может кардинальным образом перепрофилироваться. В этих условиях, продвигая свой продукт, она должна убеждать своего потенциального клиента, что ему свойственно потреблять или стремиться к потреблению того, что производит компания. При этом реклама может эксплуатировать предположительно существующие потребности (то есть те потребности, о наличии которых у индивида как представителя вида Homo sapience и/или исполнителя определенной социальной роли, в обществе существует определенный консенсус).

Теперь представим в качестве такого предприятия Русскую Православную Церковь Московского патриархата (РПЦ МП). Она уже давно – не десять, и даже не сто лет назад – утратила монопольное право на производство смыслов. Логика рационального капитализма и общественное сознание не допускает, например, того, что православие (понимаемое как Церковь или мировоззрение) может определять экономику. Характерный факт: для большинства современных россиян объяснить поведение того или иного иерарха и/или церковной структуры желанием достичь экономической выгоды означает исключить религиозную (духовную) мотивировку этого поведения. РПЦ МП поддерживается государственными структурами, что дает ей определенные преимущества по сравнению со многими конкурентами, но эта поддержка относительна. Церковь вынуждена мириться с тем, что «административный ресурс» не может прямо использоваться для рекрутирования новых членов церкви и удержания уже существующих. Более того, чтобы гарантировать себе лояльность со стороны власти и части общества церковь идет на «картельное соглашение» с так называемыми «традиционными религиями» – исламом, иудаизмом и буддизмом. Условием этого негласного договора является ограничение деятельности этих религиозных организаций рамками определенных этнических групп (это в определенной степени касается и отношений РПЦ МП с католической и лютеранскими церквами). В ряде случаев похожие соглашения удается заключить и с нерелигиозными конкурентами – например, некоторыми академическими структурами – но такие союзы опциональны и неустойчивы. Однако главными конкурентами церковной институции являются другие христианские деноминации, новые религиозные движения постхристианского толка, а также секулярное мировоззрение значительной части общества, отводящее церкви и религии в целом лишь ограниченный сегмент общественного пространства в качестве легитимного участка для деятельности. Усложняет задачу РПЦ МП и недоверие многих людей к институциональным формам религиозной жизни, которые входят в конфликт с представлениями об индивидуальной природе духовных потребностей.

В этих условиях церковным менеджерам разных уровней нужно создать такой образ институции и продукта, ею производимого и распределяемого, который был бы привлекателен для потенциального православного верующего.

Письма верующих как реклама

Как известно, церковь – это властный институт. И в этом плане ее основные функции – определять, что правильно, а что неправильно, контролировать поддержание нормы и, соответственно, искоренять не-норму. Но так дело обстоит далеко не всегда. В плюралистическом обществе у церкви, нуждающейся в постоянной легитимизации своей деятельности со стороны потребителя (как «воображаемого», так и вполне реального), мало шансов ограничить свою деятельность «надзором и наказанием». Более того, сами пределы контролирующей деятельности не определены. До какой степени церковная институция может осуществлять эти свои функции, является предметом постоянной негоциации между самой институцией, другими институциями (в первую голову, государством), широким общественным мнением и собственно верующими – мирянами и, часто, рядовыми клириками. Трудно однозначно определить, кто является инициатором этого обсуждения – сама Церковь как некая структура или ее реальные или потенциальные члены. Однако, достаточно ясно, что религиозная институция сознательно и последовательно стремится к тому, чтобы обосновать свою власть через демонстрацию согласия «простого верующего» быть пасомым.

В этой ситуации церковь предпринимает специальные шаги для создания особых площадок для коммуникации с верующими, на которых как раз и испытываются границы допустимого и дозволенного. Кроме того, предлагается образ церкви «для простых людей» – и, следовательно, образ самой церкви, не только диктующей, но и внемлющей мирянам (и рядовым клирикам), то есть самого народа Церковного. И, наконец, очерчиваются стратегии «правильной», успешной коммуникации между простыми верующими и институцией – как самой по себе, так и в качестве посредницы между миром горним и дольним.

В этом контексте формат публикаций «писем в редакцию», то есть писем, направленных в разные церковные структуры, оказывается наиболее удобным для достижения указанных целей.
 

 

Университет | Новости | Прием | Обучение | Факультеты и центры | Проекты | Научная жизнь | Библиотека | Карта сайта | Поиск | English
©2000-2007   ИДПО "Европейский университет в Санкт-Петербурге"