Европейский университет в Санкт-Петербурге
Карта сайта Поиск English
 
Университет Новости Прием Обучение Факультеты и центры Проекты Научная жизнь Библиотека


Выше уровнем

 

ФЕНОМЕН

ПОНЯТИЕ МИМЕСИСА В ЭСТЕТИКЕ И ОНТОЛОГИИ XX ВЕКА

 

 

31 мая в рамках совместного проекта Европейского университета и книжной сети «Буквоед» на площадке «Буквоеда на Восстания» состоялось выступление Артема Магуна (ЕУСПб). Мы публикуем фрагменты лекции Артема Магуна "Понятие мимесиса в эстетике и онтологии XX века. Адорно, Лаку-Лабарт, Подорога и другие. (посвящается памяти Филиппа Лаку-Лабарта, 1940-2007)».

Фото Светланы Николаевой

 

 

Мое выступление посвящено, с одной стороны, пожалуй, наиболее интересной и влиятельной в современной философии концепции, а с другой – я хотел бы отдать дань уважения моему учителю, французскому мыслителю Филиппу Лаку-Лабарту, скончавшемуся в январе этого года. Я не буду говорить хвалебных речей, относящихся к неуловимому духу личности и творческому методу Лаку-Лабарта, потому что эти дух и метод все равно трудно суммировать в качестве «наследия». Их можно только подхватить. Речь поэтому пойдет не только о Лаку-Лабарте, но об истории интеллектуального XX века, который заканчивается на наших глазах, и подведение итогов которого, кажущееся ретроспективным, на деле является новой, творческой задачей.

Лаку-Лабарт был в своем роде мыслителем одной темы. Эта тема – «мимесис». Мимесис – это греческое слово, которое обычно переводится на русский как «подражание». Тем не менее, смысл его гораздо шире, чем простое воспроизведение и уподобление. Искусство было определено через мимесис уже Платоном и Аристотелем, а затем это определение использовали мыслители эпохи Возрождения и классицисты.

Сегодня оказывается, что древнее понятие мимесиса, как это ни странно, занимает в ретроспективе мысли XX века значительное место. Именно в тот момент, когда искусство обнаружило возможность «абстрактного», нефигуративного описания действительности, проблема «подражательности» искусства не умерла, а, наоборот, вернулась в центр теории искусства. Из эстетики эта тема пришла и в эпистемологию. Именно тогда, когда феноменология, казалось бы, нанесла мощный удар репрезентативной теории познания как «картины» мира, а неокантианская теория науки порвала со всякой претензией на непосредственную описательность науки, критики научной рациональности – Теодор Адорно, Жак Деррида, Филипп Лаку-Лабарт – продемонстрировали нередуцируемый миметический компонент и идеалистического, и феноменологического подхода к миру. Наконец, в XX веке произошел взрыв внимания к миметическим феноменам как элементарному виду социальной связи: такие философы как Зигмунд Фрейд, Жак Лакан и Рене Жирар напомнили нам о том, что индивидуальный, самостоятельный «субъект» либерального общества возникает на основе идентификации с «другим» (или «другими») и всю жизнь остается в отношении полубессознательного соперничества с этими «другими» за право на идентичность. Оказалось, что мимесис – это такое «подражание», которое как раз предшествует и даже противоречит «реалистической» (а на самом деле – идеализирующей) репрезентации.

Пожалуй, из всех теорий мимесиса, которые развивали мыслители XX века, подход немецкого философа Теодора Адорно и самого Филиппа Лаку-Лабарта являются наиболее цельными, системными. Оба они, хотя и по-разному, пытаются соединить эстетические, эпистемологические и социо-онтологические аспекты этого феномена. Довольно странно, что две эти независимые концепции поразительно похожи. При этом здесь вряд ли стоит говорить о влиянии старшего (Теодора Адорно) на младшего (Филиппа Лаку-Лабарта). Тем более что Лаку-Лабарт прочел Адорно, уже будучи зрелым мыслителем и никогда не ссылается на него в своих программных работах. Остановлюсь на основных вопросах, которые призвано решить понятие мимесиса у обоих авторов.

Еще немецкие романтики в начале XIX века говорили об идее преобразования государства и общества с помощью искусства. Как и многие идеи, запущенные в оборот романтиками, эта идея оказалась удивительно живучей. Не останавливаясь здесь на подробном описании преобразования этой концепции с течением времени, отмечу, что в XX веке эти идеи философов-романтиков были частично реализованы идеологами фашизма.

В то же время произошла масштабная эстетизация политической жизни в либеральных потребительских обществах – культурная индустрия, СМИ апроприировали ряд модернистских эстетических практик и используют их в тотальной рекламе и пропаганде, открыто утверждая принцип эстетического удовольствия как критерий оценки товаров и политических лидеров. Однако и настоящее искусство не отбросило политического пафоса и по-прежнему рассматривается интеллектуалами как критика существующего общества или как утопический очерк нового.

Категория «мимесиса» представляет как критическое отношение искусства к обществу (Адорно), так и своеобразное утопическое отношение (Лаку-Лабарт). Так, у Адорно мимесис есть выражение того, что не входит в обычную картину общества – аффектов страдания, а Лаку-Лабарт считает, что искусство призвано дополнить природу и потому всегда предъявляет «другую сцену», другой мир как внешне несходного с этим миром двойника.

И Адорно, и Лаку-Лабарт – последний, пожалуй, даже в большей степени – критикуют рассудочную рациональность, указывая на ее эстетическую, риторическую детерминацию мимесисом. Европейская рациональность, то есть режим идентификации, идентичности, по Адорно, строится на подавлении «неидентичного» – различия. Пример того, как мимесис разрушает идентичность, Адорно приводит в эссе о Кафке. Равенство или интригующее подобие многих принадлежит к самым настойчивым мотивам Кафки: все возможные «полутвари» встречаются у него по двое, часто с сигнатурой инфантилизма или глупости. Индивидуализация дается герою Кафки с невероятным трудом и всегда остается невыносимо шаткой. Мимесис здесь хотя и не назван по имени, но совершенно Очевидно, что речь идет именно об уподоблении и повторении, которые в данном случае разрушают идентичность.

По Адорно, цивилизация последовательно вытесняет мимесис как момент неидентичности. Европейский рационализм, таким образом, возвращается к мифу как к сфере повсеместной идентичности, подобия. Мимесис же подавляется в «миметическом табу», причем, кульминация этого движения – нацистский режим. Неслучайно наиболее интересные нацистские идеологи интерпретировали свой проект именно в терминах «мифа» и «гештальта». Адорно и Лаку-Лабарт подробно анализируют понятие мифа, показывая, что миф – это структура, использующая мимесис для того, чтобы подавить нетождественность. Именно этим объясняется антисемитизм фашистов: еврей конструируется как слишком мимическое, несамотождественное существо. При этом фашисты сами миметичны, но в другом смысле: они занимаются «мимесисом мимесиса».

Наконец, оба философа (причем, здесь в одном ряду с ними оказывается и Жак Деррида) указывают на парадокс, лежащий в основе философского и научного знания: истина определяется как тождественность – либо тождественность некоему предмету, либо тождественность какой-либо вещи самой себе (более рафинированный, феноменологический вариант). Однако само понятие тождественности предполагает сравнение (двух вещей) и/или повторение, что фактически означает удвоение одной и той же вещи. И здесь за единицей кроется двоица, а мимесис оказывается не самой тождественностью, а процессом отождествления, который скрывается за любым откровением и явлением.

Более того, мимесис вообще не обязательно предполагает уподобление – напротив, он может выражаться в последовательном проведении отличия, инаковости. Мимесис является если не непосредственным, то, по крайней мере, не полностью контролируемым феноменом и несет, прежде всего, эмоционально-выразительный, а потом уже познавательный смысл. Одновременно мимесис – как отношение между двумя и более людьми, ставящее под вопросом взаимные границы их «личностей», – является не только эстетическим понятием, но и фундаментальным вопросом социальной онтологии, первичным социальным отношением, которое и выражает искусство. Именно мимесис оказался в итоге той категорией, которая позволила связать воедино вопросы эстетики, политики и онтологии.
 

 

Университет | Новости | Прием | Обучение | Факультеты и центры | Проекты | Научная жизнь | Библиотека | Карта сайта | Поиск | English
©2000-2007   ИДПО "Европейский университет в Санкт-Петербурге"