Европейский университет в Санкт-Петербурге
Карта сайта Поиск English
 
Университет Новости Прием Обучение Факультеты и центры Проекты Научная жизнь Библиотека


Выше уровнем

Факультеты и центры >> факультет истории

Центр экологической и технологической истории

Алексей Энверович Каримов

28 февраля в автокатастрофе на шоссе Петербург-Москва погиб Алексей Энверович Каримов - наш коллега, наш друг Алеша.

Он приезжал на неделю в Санкт-Петербург на конференцию, успел поговорить и повидаться со многими из нас, обсудить совместную работу, планы и проекты, даже дать большое интервью о своем опыте общения с советской медициной одной из слушательниц ЕУСП для ее диссертации. Алеша излучал энергию и успех. Он говорил, что докторская диссертация практически закончена, что его приглашают преподавать в МГУ. Будущее было живым и интересным, полным своих собственных и совместных планов с коллегами, русскими и иностранными. Он уехал рано утром на своей "Ниве", на которой всегда приезжал последние годы. Где-то под Тосно, еще почти в начале долгой дороги до Москвы, злая судьба оборвала его жизнь в тридцать семь лет.

Алексей Каримов закончил географический факультет МГУ в 1990 г. и почти сразу же поступил в Институт истории естествознания и техники РАН, где и проработал все эти годы. Его диссертация, основанная на широком круге источников, от писцовых книг Московского и Тверского уездов (1585, 1540 и 1548 гг.) до данных земских исследований Тверской и Московской губерний, была посвящена истории картирования земельных ресурсов Центральной России в 16 - начале 20 вв.. Он любил детальное изучение карт, любил работу в архивах и особенно гордился тем, что нашел для диссертации новые карты межевания и земельной съемки Московской губернии 19 века.

Его работа отсюда пошла в нескольких направлениях: история лесных и земельных кадастров России вместе с историей налогообложения земельных и лесных ресурсов, социально-политическая история местного администрирования и управления земельными ресурсами, история административных границ имперской России. Везде он искал новые материалы - от лесных кадастров петровского времени до документов тверского земства об изучении природных ресурсов и земском налогообложении. Из этого разнородного материала вырастал глубоко оригинальный труд по экологической истории России, в котором изучение частных исторических деталей совмещалось с общим анализом проблем власти и управления. В его исследовании обсуждалось как знание о природных ресурсах контроль над ними становились источником и средством реализации государственной власти, а карты - особая форма получения и репрезентации знания - становились средством управления и политического диалога между разными уровнями власти и социальными группами. Все это должна была охватить его книга с рабочим названием "Куда топор и соха ходили", которая и планировалась к защите как докторская диссертация.

Последним большим увлечением Алексея были ГИСы - он планомерно строил большой проект по дигитализации административных границ по старым картам России, находясь под глубоким впечатлением от исторических ГИС, создававшихся его британскими коллегами. Он собирался использовать ГИС в самых разных аспектах своей работы исторического географа и экологического историка. Работая над своими проектами, сотрудничая со многими иностранными и русскими коллегами, Алексей стал крупнейшим в нашей стране и известным в мире специалистом по историческим геоинформационным системам. При всем увлечении компьютерными технологиями он видел за техническими возможностями новые интеллектуальные горизонты. Современные методы нужны были ему для обобщения больших массивов данных о природной среде и ее экономическом использовании. Они позволяли лучше увидеть государственные механизмы использования картографии и географических данных в целом для управления регионами.

Алексей Каримов тесно сотрудничал с нашим Центром экологической и технологической истории и был его ассоциированным сотрудником. Он выступал на одном из первых семинаров Центра, и это был наш самый многолюдный семинар, где его доклад "Земельные и лесные карты как инструмент социального диалога" вызвал большой интерес и оживленную дискуссию. Мы планировали вместе развивать в Центре комплексные исследования истории природопользования на Русском Севере и Северо-Западе России, в частности создание ГИС Атласа по истории природопользования на Русском Севере.

Он также принимал непосредственное участие в работе Центра по истории рыболовства в Балтийском море. В небольшом проекте Алексей вместе с петербургскими коллегами поставили своей целью впервые для российского побережья Балтики выявить, проанализировать и представить в виде ГИС географию рыбного промысла и ее изменение на протяжении нескольких столетий. С этой целью используются писцовые книги XVI в., кадастры и межевые материалы XVIII - XIX вв., архивы дворцовых контор и других хозяйственных органов, в которых могли отложиться сведения о рыболовстве. Энциклопедические познания Алексея, которыми он всегда щедро делился с коллегами, очень помогали в работе над проектом. Будет очень трудно продолжать эти исследования без него.

Алексей очень любил наш город, часто посещал конференции, проходившие в Санкт - Петербурге, много работал в архивах, особенно в РГИА и Архиве Русского Географического Общества. С последним архивом его связывали наиболее тесные отношения и планы. Как историк картографии он не мог равнодушно смотреть на то состояние, в котором находится уникальная коллекция карт Географического общества. Он сумел заинтересовать судьбой этого собрания иностранных коллег и собирался осенью 2004 проводить в стенах РГО международную конференцию по истории картографии, практическим результатом которой могло бы стать финансирование больших работ по каталогизированию картографического собрания РГО и перевода наиболее ценных карт в электронный формат.

Алексей был, наверно, одним из первых историков в нашей стране, кто стал называть свои исследования "экологической историей" еще до того, как само это словосочетание стало хоть сколько-нибудь известно в России. Он был участником первого в стране семинара по экологической истории, который наша группа провела в декабре 1997 г. в С-Петербургском филиале Института истории естествознания и техники РАН. В следующем году Алексей Каримов участвовал в конференции Американского Общества по экологической истории (ASEH). Благодаря своей международной известности он совершенно естественно оказался вовлечен в организацию Европейского Общества по экологической истории (ESEH) в 2000 - 2001 гг. и был избран региональным представителем этого общества от России и Восточной Европы. Он активно работал в Обществе, не только сам участвовал в двух его конференциях в 2001 и 2003 гг., но и помогал коллегам вовремя получить информацию о деятельности Общества и принять участие в его конференциях.

Какова бы ни была сфера его интеллектуальной и организационной деятельности, Алексей прежде всего был географом не только по образованию, но по образу жизни - он любил путешествовать, соединяя в своем движении научный опыт изучения карт и телесный опыт преодоления пространства. Возможно, это умение сочетать интеллектуальное и эмоционально-чувственное освоение пространства и делало его таким замечательным ученым. Он много ходил пешком и любил походы. Когда он приобрел "Ниву", то повсюду, на все конференции, будь то в Голландии или Чехии, он ездил на своей машине, получал огромное удовольствие от процесса езды: "Я как будто прохожу карту своими ногами", - сказал он как-то одному из своих друзей.

Внешне трудно было увидеть в Алексее опытного путешественника. В стенах института он выглядел архи-традиционным академическим ученым - крупный человек, большого роста, казавшийся немного неуклюжим, сутулившимся и смотревшим почти на всех немного сверху, с небольшими очками на широком лице, освещавшемся замечательной и всегда как бы немного смущенной улыбкой, Алеша нередко выглядел неуверенно, часто поправлял очки, теребил бородку, и в любом разговоре постоянно добавлял: "Да, как интересно. Да, да..." Это была его академическая "персона" - легко ранимому, с чувством собственного достоинства и большими научными амбициями, свойственными по-настоящему крупным ученым - такая маска, наверно, помогала жить в нашем академическом сообществе.

В походе же, при движении по бездорожной глухомани, неловкости и неуверенности не было - он обычно ходил на большие расстояния, шел уверенно, легко неся свое большое тело. Он мог и заблудиться, и тогда тоже теребил бородку и смущался, но в конечном итоге легко выходил из трудного положения. Так и в своей работе и жизни при внешней академической манере неуверенности, он на самом деле мог быть человеком ловким, сноровистым и целеустремленным, умел справляться со многими трудностями, ставил себе дальние цели и шел к ним уверенно, даже если это был трудный путь.

Его неустанное движение вперед жестоко остановилось крушением на дороге, и мы больше не встретимся с Алешей, не услышим его докладов и восторженных рассказов о работе и путешествиях, не увидим его улыбки. Это еще трудно до конца понять и окончательно в это поверить. Для нас он еще жив, так хорошо мы его помним.

Д. Александров, Ю. Лайус

Центр экологической и технологической истории
Факультет истории, Европейский университет в Санкт-Петербурге
191187, Санкт-Петербург, ул. Гагаринская, д.3
тел. (812)-275-5141 факс (812)-275-5139


 

Университет | Новости | Прием | Обучение | Факультеты и центры | Проекты | Научная жизнь | Библиотека | Карта сайта | Поиск | English
©2000-2005   ИДПО "Европейский университет в Санкт-Петербурге"